link
Мы в соц.сетях:
Корпорация развития Южной Якутии

Главная   О комплексном проекте   Ученые о проекте   
Реализация "Схемы 2020" и сейсмическая безопасность

Накануне праздника Дня Российской науки я беседую с академиком Академии наук Республики Саха (Якутия), доктором геолого-минералогических наук, профессором, лауреатом Государственной премии Российской Федерации (2003 г.), одним из известнейших в России и за рубежом ученым-сейсмологом, заведующим лабораторией сейсмологии Института Земной Коры СО РАН (г. Иркутск) Валерием Сулеймановичем Имаевым.

Имаев В.С. более 30 лет проработал в Якутии, именно при его участии происходило становление и развитие сейсмологии в Якутии. В научном сопровождение реализации Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) одним из ключевых моментов является научно обоснованный прогноз сейсмологической безопасности. Это особенно актуально для Южной и Юго-западной Якутии, где планируется строительство крупных промышленных объектов, железных дорог, нефте- и газопроводов. Сейсмическая активность в Южной Якутии не утихает, об этом свидетельствует землетрясения, произошедшие буквально в последние недели.
В преддверье праздника Дня Российской науки встает вопрос о молодом поколении, о тех, кому в ближайшем будущем предстоит сменить на поприще науки маститых ученых.

- Валерий Сулейманович, Вы многие годы проработали в Якутии, в институте геологии ЯФ СО АН СССР. Расскажите пожалуйста, как Вы выпускник МГУ попали в институт, как Вас встретили, чем занимались в его стенах.
- Все это случилось неожиданно. В 1975 году я заканчивал геологический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и  мне предложили весной встретиться с Константин Борисовичем Мокшанцевым – тогдашним директором института геологии ЯФ СО АН СССР в Якутске, предварительно согласовав, что я приду к нему в гостиницу еще с одним выпускником из нашей группы Сергеем Образцовым. Следует объяснить дух и традиции  геологов МГУшников, когда каждый выпускник попадал под опеку известного и опытного преподавателя  и тот старался найти для выпускника будущую работу. До этой встречи я собирался ехать поступать в аспирантуру к известному Иркутскому сейсмологу, член-корреспонденту Академии Наук СССР Виктору Прокопьевичу Солоненко, который работал в те годы заведующим лаборатории сейсмогеологии Института Земной Коры СО АН СССР. Константин Борисович сразу увлек меня и моего однокашника перспективами работы в Якутии, твердо пообещав мне не только возможность попробовать свои силы в исследованиях по изучению зон сильных землетрясений Южной Якутии, но и  возможностью стажировки и овладения методами палеосейсмологического анализа у В.П. Солоненко, решив этот вопрос, по телефону созвонившись с ним. Меня это увлекло, и я стал собираться в г. Якутск, плохо представляя себе, что меня ждет впереди.  1 сентября 1975 я после длительного перелета на самолете ИЛ-18 приземлился в аэропорту г. Якутска.
В институте, меня встретили мои будущие коллеги, с которыми я провел впоследствии не один сезон полевой экспедиционной жизни, ставшими мне близкими и родными людьми. Сейчас, вспоминая прожитые в Якутии годы, невольно улыбаюсь, вспоминая разные моменты и ситуации, в которых пришлось побывать.

- Скажите, с чего начались Ваши работы по изучению сейсмичности Южной Якутии?
- Поскольку приезд одновременно в институт шести молодых специалистов поставил серьезные проблемы перед дирекцией института. Нас надо было где-то поселить, а для этого в знаменитом академическом общежитии на ул. Шавкунова  просто не было такого количества свободных мест. Поэтому меня, впрочем, как и другого молодого специалиста выпускника Новосибирского Госуниверситета отправили в Южную Якутию, где мы в составе отряда открывали сеть сейсмических станций на р. Олекма, живописных местах с дикой природой по которой очень скоро должен был пройти новый железнодорожный путь и возникнуть целая сеть железнодорожных станций БАМа. Можно считать, что именно с этих первых дней непривычных таежных будней, когда время проходило между ремонтом старого зимовья в устье р. Хани, удивительной рыбалкой и охотничьих морозных зорек на огромных глухариных токах,  встречавшихся в те времена вдоль  притоков р. Хани, началось мое профессиональное становление геолога.
Мне повезло работать с людьми беззаветно преданными нашей романтичной профессии, соблюдавших своеобразный этикет взаимоотношений, всегда отличавших геологов прошедших суровую северную школу экспедиций и отличающиеся от многих других жителей других регионов России  своей открытостью, доброжелательностью, и я бы сказал, какой-то глубокой жизненной мудростью.

- Валерий Сулейманович, расскажите о проблемах сейсмичности в Южной Якутии, насколько реальны угрозы от землетрясений для жизни людей и строительства  крупных хозяйственных объектов.
- Я бы сильно погрешил перед истиной, если бы заверил Вас, что вопросы высокой сейсмической активности некоторых районов  Южной Якутии, не беспокоят научную общественность. Но для того, чтобы было понятна логика изучения сейсмичности и современное состояние дел, мне хотелось бы напомнить, что активный всплеск изучения условий сейсмичности территории возник в связи с задачей районирования крупной новой Всесоюзной стройки – БАМа, одним из ключевых пунктов которого являлось проектирование Южно-Якутского территориально-промышленного комплекса с созданием современного города Нерюнгри на месте уникального месторождения коксующихся углей. Для этих целей институтами Сибирского Отделения Российской Академии Наук были созданы экспедиции, которые приступили к комплексному изучению будущей трассы БАМа. Одним из ключевых вопросов для территории г. Нерюнгри и его окрестностей являлось определение предельной возможной магнитуды землетрясений, успешное решение проблемы зависело от детальных геолого-геофизических исследований и наличия, регистрирующих эти местные землетрясения сейсмических станций, открытием которых я вместе с другими коллегами был занят на полевых работах. Довелось поработать совместно с маститыми коллегами представителями школы – сейсмогеологов из Иркутска в местах предшествующих сейсмических катастроф, где в 1957 и 1967 годах произошли 9-10 балльные землетрясения в бассейне р. Олекма, в 250-300 км. к западу от г. Нерюнгри. Следует отметить, что труд  не оказался напрасным и нам, сотрудникам Якутского института геологии ЯФ СО АН СССР, удалось обосновать исходный сейсмический балл г. Нерюнгри, определив его в  7 баллов. Полученные закономерности были утверждены в виде нормативных документов для всех строительных организаций, и в дальнейшем правильность прогноза оценки землетрясений была проверена произошедшими сейсмическими событиями 1989 и 2005 годах. Сейсмические возмущения  в окрестностях г. Нерюнгри во всех случаях не превысили расчетную величину и соответствовали колебаниям в 5-6 баллов. Последнее землетрясение, произошедшее 12 ноября 2008 года тоже не превысило колебания в 5-6 баллов, хотя вызвало панику и страх среди населения. Проблема здесь скорее кроется в неподготовленности и неинформированности  широких слоев населения, хотя каждый раз на разных уровнях после таких землетрясений принимаются решения обязывающие усилить работу средств массовой информации, а ученых подготовить памятку – инструкцию с указанием простых и действенных правил  поведения. Но проходит неделя, вторая и все остается по прежнему. Задач у  любого городского хозяйства много, а тут событие, которое согласно "русскому авось" больше не повторится в ближайшее время.

- Валерий Сулейманович, Вам была в 2003 году присуждена Государственная премия РФ за комплекс работ в сейсмологии. Насколько мне известно, Вами предложен новый подход к снижению рисков от катастрофических землетрясений. В чем суть этого нового подхода?
- Процессы сейсмической активизации тесно связаны с особенностями геологического развития рассматриваемого региона и нашем случае связаны с формированием в пределах Южной Якутии линейно ориентированной субширотной полосы эпицентров землетрясений, которые прослеживаются вдоль всей южной окраины Сибирского кратона, через оз. Байкал далее на восток вплоть до Охотского моря. Эта линейно вытянутая с запада на восток полоса эпицентров землетрясений связана с формированием здесь границы литосферных Евразийской и Амурской (Китайской)  плит, взаимное проскальзывание, наползание или смещение, которых вызывает  землетрясения. Подобные тектонические процессы начались и уверенно прослеживаются с голоценового времени, то есть последние 10 000 лет. Остаются неизменными условия формирования и места возникновения местных землетрясений. То есть, мы сейчас довольно точно можем предсказать землетрясение по величине и месту будущего возникновения. Предсказать время будущего землетрясения  мы в настоящее время точно не можем, это проблема для всех сейсмологов мира и ни один научный коллектив, будь то в Японии, США или Китае, не может правильно определить это время, хотя отдельные успешные попытки были.
На мой взгляд,  главное здесь то, что, точно зная места возникновения сейсмических ударов, нужно совершенствовать способы предотвращения последствии сильных землетрясений, прежде всего повышая качество строительства и выбирая оптимальные проекты для этого. В таком случае, необходимость знать точное время возникновения землетрясения, пусть даже и с 7-балльными эффектами, отпадает. Просто нужно строить так, чтобы сооружение выдержало проектную бальность землетрясения.

- Валерий Сулейманович, как Вы оцениваете роль ученых-сейсмологов республики в реализации мегапроектов?
- На мой взгляд, реализация мегапроектов потребует усиленного вовлечения в работу научного потенциала республики. Но сейчас жизнь внесла свои коррективы в возможности научных подразделений. Вы знаете, наука, пережив трудные времена последних лет, еще не скоро оправится от тех потрясений и безденежья, в которых она оставалась более 25 лет на просторах Севера и Сибири. Многие сотрудники бросили любимую работу, занявшись более прибыльным делом, а многие – были отправлены на пенсию. Но есть и другие проблемы, как показал предыдущий опыт, даже наличие значительных денежных средств не позволило полноценно провести исследования по инженерно-геологическим изысканиям трассы нефтепроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан, в работах которых наш институт Земной Коры СО РАН принял самое действенное участие.  С нефтепроводом связано много разных и комичных и трагичных случаев, но я хотел отметить только одно, что в научно-проектировочных работах на "трубе", так ее называли все исполнители, было привлечено большое количество специалистов из разных научно-исследовательских институтов Российской Федерации, и в некоторых случаях отбор этих участников происходил по какому-то загадочному и неафишируемому правилу, когда некоторые из этих институтов получали  максимальные преференции, а более сильные в профессиональном плане коллективы отодвигались по невнятным соображениям на задний план. Мне кажется, что просто необходимо, чтобы такие варианты не повторялись снова. По моему глубокому убеждению, наш институт Земной Коры СО РАН мог бы выступить в роли основного исполнителя таких работ по большому спектру сейсмологических исследований. Координатором таких работ, оценке их необходимости и эффективности удобнее поручить южно-якутскому научному центру Академии наук Республики Саха (Якутия). Это позволило бы контролировать качество  работ и  ввести механизм действенной экспертизы и квалификации привлекаемых научных коллективов.
В настоящее время, специальных работ по объектам энергетики и будущих металлургических заводов, да и других народно-хозяйственных объектов, как это известно мне, просто не ведется, по крайней мере в оценке уточненного исходного сейсмического балла и микросейсморайонирования. Это особенно важно, потому что эти работы придется в любом случае выполнять в последующем, но будет потеряно время и соответственно никто не сможет гарантировать высокое качество работ. Такие печальные случаи мы имеем сейчас на многих вновь вводимых и проектируемых объектах.
Игорь Иннокентьевич, Вы знаете меня как большого оптимиста, я хочу обратиться ко всему научному сообществу, к своим коллегам – членам Академии наук РС (Я) - стараться возрождать традиции совместных, коллективных работ. У нас есть, что объединять с нашими коллегами из гг. Нерюнгри, Якутска и Иркутска. И  я нисколько не сомневаюсь, что  при таких совместных работах над большими проектами, будет задействована студенческая молодежь, которая получит возможность учиться и общаться со специалистами высокого класса, будут восстанавливаться традиции качественных исследований, которыми по праву гордились якутские сейсмологи.
В заключении, в преддверье праздника Дня Российской науки, я желаю всем работникам научных учреждений и ВУЗов Республики Саха (Якутия), а особенно молодым научным работникам, аспирантам и студентам доброго здоровья, оптимизма и больших творческих успехов.
Спасибо!

 

Беседу вел президент Академии наук РС (Я) И.И. Колодезников

Вверх
Copyright © 2008 - 2016
АО "Корпорация развития Южной Якутии".
Все права защищены.

@ Обратная связь

инвестиционный проект

Южноякутская корпорация

корпорация развития Южной Якутии

корпорация Южная Якутия

Эльконский ГМК

Канкунская ГЭС

Инаглинский угольный комплекс

Тарыннахский ГОК

Таежный ГОК

мегапроект

комплексный проект

127473, Россия, г. Москва, ул. Селезневская., 11б. На карте
Тел.: (495) 107-03-42
Факс: (495) 107-03-46
E-mail: office@sy-corp.ru


Яндекс цитирования

Мы в соц.сетях: